Почему все уезжают. Эмиграция из России: почему люди уезжают? Юрий: “Приехал из Таиланда в Россию – увидел смартфон”

Почему люди эмигрируют в россию

Почему все уезжают. Эмиграция из России: почему люди уезжают? Юрий: “Приехал из Таиланда в Россию – увидел смартфон”

Я считаю, что поступление в колледж именно за границей будет очень большим шагом для моей будущей карьеры.

Андрей Сергеев 20 лет Москва

Главной причиной желания уехать жить за границу я бы назвал наше государство, которое с каждым годом все сильнее напоминает рабовладельца, который пытается выжать из раба последние соки.

С другой стороны, если раб позволяет так с собой поступать и не понимает, что, собравшись с другими коллегами по несчастью, он может ситуацию изменить, то, наверное, так ему и надо, хотя от такой ситуации сбежать хочется не меньше.

Ещё огорчает отсутствие перспектив в плане развития бизнеса, так как в будущем мне хотелось бы вклиниться в эту сферу.

Напоследок расскажу о толчке, который сделал мое решение выехать из России окончательным. Нет, меня не обхамили в общественном транспорте и не затаскали по коридорам власти в поисках ничтожной справки.

Я всего лишь прочитал проект федерального закона «Об обращении с радиоактивными отходами», уже, кстати, прошедший первое чтение в Думе. И что же я там вычитал такого ужасного, спросите вы? Ну хотя бы то, что жидкие радиоактивные отходы по этому закону можно будет закачивать прямо в недра (а что с ними будет дальше, и не попадут ли они через несколько лет в грунтовые воды и в ту и без того не слишком чистую водичку, что бежит по трубам — никто сказать не может, ибо натурных экспериментов, слава Богу, не было).

В 90-е и нулевые это было не так критично, но в 10-е годы отсутствие больших задач и понимания будущего стало проявляться все сильнее. У людей нет понимания, куда мы идем, какие цели у страны, какова ее миссия. Этот вакуум целей лишает людей ощущения причастности к нации, устойчивости, как итог — решение о переезде принимается намного легче и проще», — сказал «URA.RU» Еловский.

По его мнению, аналогичная ситуация складывается и на уровне регионов: люди, особенно творческие, креативные либо сильные управленцы ищут не столько уровень доходов, сколько вызов и масштаб задач: «Поэтому уезжают из регионов в Москву и Петербург.

Что уж говорить о таких городах, где градообразующими предприятиями являются различные вредные производства вроде разработки недр или тяжёлой металлургии? Некоторые люди резонно беспокоятся о своём здоровье, и это ещё одна причина, почему они эмигрируют из России.

В четвёртых, климат. Все люди разные, и кому-то по душе морозная зима и жаркое лето, а кому-то ровный и мягкий климат Средиземноморья. Хватает мерзлявых людей, которые банально желают жить там, где не бывает снега, а зимой можно ходить в джинсах и футболке.

Это тоже довольно веская и часто называемая причина, почему люди из России уезжают и не имеют ни малейшего желания возвращаться назад. В конце концов, комфортный климат для всех разный. Кому-то по душе тепло и солнце круглый год, а кто-то не может нормально переносить влажную тропическую жару.

В пятых, уровень социальной защищённости.

Почему люди эмигрируют в россию текст на английском

Украины и СНГ трудоспособного возраста[8]. В 2010-х годах этот показатель отличается относительной стабильностью[9]. По данным Института государственного управления и права Государственного университета управления (2013 г.

) ежегодно 1,5 миллиона трудовых мигрантов работают в России на легальных основаниях, около миллиона — получают патенты для работы у физических лиц, около 2,5 миллиона — работают нелегально[10]. Кроме этого, гражданство РФ, вид на жительство или разрешение на временное проживание ежегодно получают порядка 700 тысяч иностранцев[11].

По оценкам НИУ ВШЭ, в 2013 году количество легальных и нелегальных иностранных трудовых мигрантов в России составляло около 7 млн человек[12].

Важно

И добавляет: “У тех, кто приехал в Англию больше 10 лет назад, видишь больше уважения к местной культуре. Остальные почему-то думают, что им здесь кто-то что-то должен”.

Юрий: “Приехал из Таиланда в Россию – увидел смартфон”

Грустная история о том, как екатеринбургский журналист решил уехать на ПМЖ в Таиланд. В середине нулевых Юрий был востребован в своей отрасли, писал свежо и талантливо, имел квартиру, работу, невесту.

Но прикладывался к бутылке. Нескольких скандалов на этой почве хватило, чтобы в приличные издания перестали приглашать. В неприличные сам не шел. Задумался о переезде за границу, выбор пал на Таиланд. Поначалу устроился прекрасно: рядом море, экзотика, работа на удаленке, платят хорошо.
На заработанные деньги купил шикарный дом. Жил и радовался.

Я просто хочу спокойной жизни. Неужели я не имею права на это только потому, что родилась здесь, а не в другой стране? Терпи, это наша родина, сынок? Но я не хочу терпеть.

Почему всё время надо терпеть? Ради могил предков? Так их память у меня в сердце, а не в земле. Ради березок? Березы растут практически повсюду. Ради родного города? Да, это аргумент, однако мой город (Петербург) уже много лет на разграблении у осатанелой шайки чиновников.

Вам доводилось ходить зимой по улицам под угрозой в любой момент быть или убитым сосулькой (если идешь по тротуару) или сбитым машиной (если идёшь по проезжей части)? Мне приходится проделывать это каждую зиму. Ради чего?

Выводы из всего вышесказанного я делаю очень простые.
Действовать надо, чем я и занимаюсь. Становиться не просто специалистом, а востребованным специалистом. Учиться и учить язык.

Внимание

Один и тот же товар у нас и в Финляндии стоит по-разному. Или взять футболки. Хорошие американские футболки маунтин. В США — 16-20 долларов. В российском интернет-магазине 50-60.

В реальном магазине 100. Это как понимать? И во всём так.

8. Полное неуважение прав и свобод личности

Не буду долго расписывать этот пункт, ограничусь только словами о том, что «советский суд самый гуманный суд в мире». Основная причина пункта 8 в следующем пункте.

9. А вот сейчас тот пункт, который перевешивает все предыдущие

Именно этот пункт, а не предыдущие заставляет задумываться о переезде в другую страну. Что это такое? Это так называемый синдром вахтёра, это неуважение к другим людям, это нетерпимость, порой граничащая с фашизмом.

Представьте себе на секунду, что вот так случилось и всё правительство, все чиновники трагически погибли в один день.

Это только на бумаге из Минфина в России все хорошо, а на деле цены обогнали зарплаты, доллар – рубль, а налоги – здравый смысл.

Решение правительства повысить пенсионный возраст даст отличный толчок русской эмиграции, потому что уже сейчас до пенсии рискует не дожить около 40% всех россиян, а так как улучшения наблюдаются только в футболе, то со временем пенсию можно будет смело приравнивать к лотерее, поздравляя счастливчиков прямо на камеру.

Конечно, пенсии – далеко не единственная причина эмиграции, в особенности, если мы говорим о молодом поколении. Российские зарплаты и перспективы так же далеки от комфортного уровня, как гравитационные туалеты РЖД от клозета в президентском люксе «Ритца».

Но проблема не только в экономике. Последние десять лет Россия упорно движется в сторону тоталитаризма и скрепности. Под каток идет все – от мессенджеров до польских помидор.

Я пятый год живу в Италии. И все это время ко мне обращаются друзья и знакомые, и друзья друзей, и знакомые знакомых – с одной-единственной просьбой: — Помоги купить дом (квартиру). — А зачем тебе? Сначала отвечали однообразно: — А чтоб было. Типа в отпуск приезжать. Ну и чтобы деньги вложить где-нибудь подальше от «Единой России». Теперь говорят чаще так: — Все достало. Уезжаю на фиг.

Поскольку люди все разные – есть и учительница, и владелец автомойки в Подмосковье, и два сотрудника мэрии, и писатель, и даже депутат Госдумы – поневоле задаешься вопросом: а что собственно такого случилось, что всех одновременно потянуло в эмиграцию?

Вроде бы телевизор каждый день говорит: «Россия – островок стабильности».

Да я и сам вижу, что островок.

Я готова стать частью прошлого или, при определённом раскладе, будущего моей страны, но настоящее идёт вразрез с моим воспитанием, ценностями и менталитетом. Мне стыдно за то, что происходит в России, и стыдно за то, что я не имею возможности это изменить. Отсутствие выбора, собственное бессилие загоняет в тупик внутренней эмиграции, единственный выход из которой — уезжать из России.

Роман Ковалев 20 лет Нью-Йорк

В США я уехал учиться, так как, наверное, не секрет, что образование здесь лучше.
С тех пор и живу тут. Грин карту я получил лет в 6, так как мои родственники жили в Америке, и мне её достаточно легко сделали.

Наверное, извечный вопрос, чем Америка лучше России, но всё-таки я постараюсь на него ответить. В Америке ты чувствуешь себя человеком. Человеком в полном смысле этого слова.

Источник: https://risk-info.ru/pochemu-lyudi-emigriruyut-v-rossiyu

Почему люди уезжают из родной страны и всем ли хорошо за границей (откровения эмигрантов)

Почему все уезжают. Эмиграция из России: почему люди уезжают? Юрий: “Приехал из Таиланда в Россию – увидел смартфон”
newsyou.info

Тема эмиграции вот уже больше века стоит в России на первом плане и по-своему остро отзывается в сердцах разных людей. Сначала была первая волна эмигрантов, которые бежали из родной страны, охваченной пожаров революции.

Вчерашние графы и княгини были вынуждены устраиваться машинистками, шоферами и поломойками. Чаще всего их там ждала крайняя нужда и безымянность, хотя представители русской эмиграции тех лет старались держаться вместе и всячески подчеркивали свою принадлежность к Родине.

Но не все из них сумели справиться с неизбежным культурным шоком и найти себя в новых реалиях.

Потом в 20-30-х годах на Запад бежали так называемые “остарбайтеры” и коллаборационисты. Народу утекало много, преимущественно это были “политические”. Этот вид недовольных, несогласных или просто рассорившихся с властью людей будет пересекать границу еще долго, хотя на законодательном уровне всё будет строго запрещено.

В 90-х годах прошлого века бежали в основном в Германию, Австрию – самые развитые и “хлебные” страны. Это тоже была большая авантюра на фоне исторических реалий. Кто-то ехал за деньгами, кто-то — за лучшей жизнью, кто-то — “чтобы не видеть эту страну“.

Елена: “После года жизни я все-таки уезжаю из Нью-Йорка”

Лена переехала в Нью-Йорк из Киева. Поначалу ее все восхищало, нравилось и поражало. Веб-дизайнер по образованию, она нашла здесь хорошее место в офисе и была рада тому, что ее карьера идет в гору. Но через год поняла: не ее это.

И трезво увидела все издержки. Во-первых, у неё практически не было друзей. Нет, Лена много общалась по работе (и просто в клубах по интересам), но завести отношения, похожие на дружеские, удалось только с одной девчонкой.

Во-вторых, сказалась пресловутая разница менталитетов:

“Сначала меня восхищало, что люди открытые, легко идут на контакт, легко знакомятся. Но по прошествии времени я понимаю, что просто не могу жить среди этих людей. Они не плохие — они другие”.

В-третьих, чисто бытовые вопросы: аренда, на которую приходится отдавать ползарплаты, ничего не покрывающая медицинская страховка (визит к доктору при этом стоит порядка $200), отсутствие хороших парикмахеров в понимании СНГ. Лена признавалась, что маникюр там делают отвратительно, а стрижки и укладки чуть ли не “левой задней”.

Лина: “О чём говорит нараспев Джо Дассен и рьедорьянит Эдит Пиаф”

Лина влюбилась во Францию еще подростком. Читала французскую литературу, слушала песни Zaz и Джо Дассена и мечтала туда уехать на ПМЖ.

Преодолев серьезное испытание в виде французского языка (там, где 70 будет звучать “шестьдесят десять”, а половина букв не произносится в принципе).

После долгого изучения “франсэ” она все-таки поехала в Париж, и, по ее собственному признанию, у неё “от счастья почти снесло крышу”. Познакомилась с русскими молодыми людьми, живущими в Париже:

“Меня восхищало то, какие они свободные, что живут они пусть и впроголодь, но так, как хотят, и там, где хотят. В Москву я вернулась с твёрдым намерением уехать во Францию”.

Еще год Лина готовилась к экзаменам, чтобы поступить во Францию в университет, отдавала на оплату уроков весь заработок. После череды собеседований, откладывания денег на отъезд и возни с документами девушка уехала учиться в Авиньон.

Первые несколько дней она пребывала в эйфории от окружающей красоты и исполненной мечты. Но потом пришлось столкнуться с жизненными реалиями.

Во-первых, бюрократическая система во Франции настолько запутана, что на покупку обычной sim-карты у девушки ушло около двух недель. Самый дешевый тариф, кстати, стоил €20.

В университете она понимала примерно 40% из того, что говорили преподаватели и однокурсники, но требования при этом оставались наравне с коренными французами.

Возвратившись на зимние каникулы в Москву, Лина испытала настоящее счастье: все такое родное и простое. Ничего тут не плохо. Уезжала обратно, заливая слезами аэропорт. Сейчас она почти доучилась и ждет, когда закончится виза, чтобы уехать домой. О жизни в эмиграции говорит так:

“Теперь я вижу во снах не Париж, а мамин борщ, папины пельмени, свой район в Москве. И сны мне снятся по-русски. Может быть, что-то щелкнет в голове, и я решу остаться, но верится в это с трудом”.

Максим: Сейчас в эмиграцию едут люди сообразно своим возможностям. Без драмы

Максим уезжал с драмой. Это было в начале 90-х. Он вспоминал, как обстреливали Белый дом, как брали штурмом Останкино, а потом родители сказали, что нужно уезжать. Бабушка и дедушка Максима были дипломатами, и, по счастливому стечению обстоятельств, на тот момент у них был контракт в Мексике. Туда и поехали.

Удивительно, но тогда его отправили рейсом “Аэрофлота”, поручив стюардессе за большую плату, хотя он был совсем ребенком. Пожив с 1993 по 1997 год у бабушки и дедушки, к первому классу Максим вернулся домой. Пребывать там по закону дольше он просто не мог.

Это правда, что дети легче схватывают новый язык и особенности новой культуры, отчего всегда есть риск того, что переехавший за границу малыш забудет все родное. Но с Максимом вышло иначе.

Он удивлялся, почему никто из его одноклассников не смотрел “Могучих рейнджеров”, а московский парк был грязным и не походил на испанский. Потом это прошло.

Сейчас Максиму 26 лет, и он говорит, что не собирается менять Родину ни на какую другую страну. Где родился, как говорится, там и пригодился.

Анна: “Я считаю себя больше англичанкой, чем русской”

Аня попала в Лондон, когда ей было 9 лет. В 1990 мама вышла замуж за англичанина и переехала с дочкой в Англию на ПМЖ. На первых порах они тесно общались с одной русской церковной общиной. Это немного сглаживало общие трудности с языком и акклиматизацией, а потом, года через два, у Ани в друзьях появилось много “истинных англичан”.

По России Анна не особенно скучает, хотя есть моменты, которые ее русская душа не воспринимает. Девушка признается: “В Англии, например, про эмоции не принято говорить. А лицемерие — это вообще национальная черта”. Что для прямого и открытого русского человека – дико и некомфортно.

Она вздыхает, что страны ее детства здесь уже нет, поэтому скучать особо не по чем. И только русские монастыри еще бередят ей душу, показывая, что все перемены – наносное. Своей лондонской жизнью Анна довольна.

Говорит, что здесь нужно много работать, но такой ритм ей по душе. И добавляет: “У тех, кто приехал в Англию больше 10 лет назад, видишь больше уважения к местной культуре.

Остальные почему-то думают, что им здесь кто-то что-то должен”.

Полезные пожиратели

По крайней мере, нам известно, что фаги (бактериофаги, вирусы, избирательно поражающие бактериальные клетки) – невероятно важны. Их название происходит от греческого “пожираю”, и именно этим они и занимаются. 

“В мире бактерий они – самые главные хищники, – говорит Голдберг. – Без них нам пришлось бы туго”. 

Фаги – главный регулятор популяций бактерий в океане, да и, скорее всего, во всех остальных экосистемах нашей планеты. Если бы вирусы вдруг исчезли, некоторые популяции, вероятно, разрослись взрывным образом и подавили бы другие, которые совсем перестали бы расти.

Для океана это стало бы особенно серьезной проблемой, поскольку в нем более 90% всего живого (от общей массы) – микроорганизмы. И эти микробы производят около половины всего кислорода на планете – процесс, который становится возможным, благодаря вирусам. 

В океане 90% всего живого – микроорганизмы

Эти вирусы каждый день уничтожают примерно 20% всех океанических микробов и около 50% всех океанических бактерий. Этим они обеспечивают достаточно питательных веществ для производящего кислород планктона и тем самым поддерживают жизнь на планете. 

“Когда нет смерти, тогда нет и жизни, потому что жизнь полностью зависит от рециркуляции материалов, – подчеркивает Саттл. – Вирусы очень важны для такой утилизации”. 

Исследователи, изучающие насекомых-вредителей, также обнаружили, что вирусы критически важны для контроля над численностью популяции. 

Если некоторые виды начинают слишком разрастаться, “приходит вирус и уничтожает их”, говорит Руссинк. Это очень естественный процесс для экосистем.

Процесс этот называется “убить победителя” и весьма распространен у многих других видов, в том числе и нашего – пандемии тому доказательство. 

“Когда популяция становится чересчур многочисленной, вирусы воспроизводятся необыкновенно быстро и снижают ее объем, освобождая пространство для жизни всего остального”, – подчеркивает Саттл.

Если все вирусы вдруг исчезнут, самые конкурентоспособные виды разрастутся в ущерб всем остальным.

“Мы быстро потеряем значительную часть биоразнообразия нашей планеты, – говорит Саттл. – Всё захватят несколько видов, остальные вымрут”. 

По словам экспертов, без вирусов наша планета утратила бы значительную часть биологического разнообразия

Для некоторых организмов вирусы критически важны для выживания или для того, чтобы получить конкурентоспособное преимущество. 

Например, ученые предполагают, что вирусы играют важную роль, помогая коровам и другим жвачным животным превращать целлюлозу из травы в сахара, которые метаболизируются и в итоге превращаются в молоко, а также помогают набрать массу тела. 

Исследователи считают, что вирусы важны и для поддержания здорового микробиома в организме человека и животных. 

“Эти вещи пока еще не до конца исследованы, но мы находим все больше и больше примеров такого тесного взаимодействия с вирусами как важнейшего элемента экосистем”, – говорит Саттл. 

Руссинк и ее коллеги обнаружили твердое доказательство этому.

В одном из исследований они работали с колонией микроскопических грибов, которая сожительствует с определенным видом трав в Йеллоустонском национальном парке (биосферный заповедник в США, знаменитый своим геотермальным ландшафтом и гейзерами – прим. Би-би-си), и обнаружили: вирус, заразивший гриб, позволяет траве более успешно выдерживать геотермальные температуры почвы. 

“Когда присутствуют все три элемента – вирус, гриб и трава, тогда травы могут расти на горячей почве, – рассказывает Руссинк. – Один гриб без вируса не способен сделать такое”. 

В Йеллоустонском национальном парке некоторые виды травы стали более устойчивы к высоким температурам – благодаря вирусу

Руссинк и ее коллеги обнаружили, что грибы обычно передают вирусы “по наследству” – из поколения в поколение. И хотя ученым еще не удалось выяснить функцию большинства из этих вирусов, можно заключить, что они чем-то помогают грибам.

“Иначе зачем растениям за них цепляться?” – рассуждает Руссинк. 

И если все эти полезные вирусы исчезнут, то травы и другие организмы, в которых они сейчас живут, ослабнут, а возможно и погибнут. 

Под защитой вирусов

Инфицирование человеческого организма определенными безвредными вирусами даже помогает отпугивать некоторые патогены.

Вирус GB типа C, распространенный человеческий непатогенный (в отличие от своих дальних родственников вируса Западного Нила и вируса лихорадки денге) увязывается с замедлением развития СПИДа у ВИЧ-инфицированных. 

Кроме того, ученые обнаружили, что люди с вирусом GB типа C с меньшей степенью вероятности погибают, если заражены вирусом Эбола. 

Примерно так же и герпес делает мышей менее подверженными определенным бактериальным инфекциям, в том числе бубонной чумы и листериоза (распространенного типа пищевого отравления).

Конечно, проводить на людях похожие эксперименты с заражением вирусами герпеса, бубонной чумы и листериоза неэтично, авторы исследования предполагают, что и у людей была бы похожая картина. 

Вирус герпеса делает мышей – и, очень возможно, людей – менее подверженными некоторым бактериальным инфекциям

Похоже, что без вирусов и люди, и многие другие виды живых существ были бы более подвержены разным болезням. 

Кроме того, вирусы – это одно из самых многообещающих лечебных средств от определенных заболеваний. Фаготерапия (лечение инфекционных больных и бактерионосителей препаратами бактериофага), которую в Советском Союзе начали применять еще с 1920-х годов, использует вирусы для уничтожения бактериальных инфекций. 

Сегодня это – быстроразвивающаяся область научного поиска. Не только из-за растущей устойчивости патогенов к антибиотикам, но и потому, что бактериофаги можно точно настраивать на воздействие на определенные виды бактерий – в отличие от антибиотиков, уничтожающих все бактерии без разбора. 

“Когда антибиотики ничем не могут помочь, жизни людей спасают вирусы”, – подчеркивает Саттл.

Онколитическая вирусная терапия рака, при которой заражаются и уничтожаются исключительно раковые клетки, к тому же менее токсична и более эффективна, чем другие методы лечения онкологии. 

Нацеленные на уничтожение вредоносных бактерий или на раковые клетки, терапевтические вирусы действуют как “микроскопические крылатые ракеты, наводящиеся и попадающие точно в цель”, отмечает Голдберг. 

“Нам нужны такие вирусы, которые выведут нас на новую ступень терапии, терапию нового поколения”. 

Поскольку вирусы постоянно мутируют и реплицируются (размножаются), они представляют собой огромное хранилище генетических инноваций, которые могут быть использованы другими организмами.

Вирусы внедряются в клетки других существ и захватывают их инструменты размножения. 

Если такое случается в клетке зародышевой линии (яйцеклетки и спермы), код вируса может передаваться из поколения в поколение и стать ее постоянной частью. 

“Все организмы, которые могут быть заражены вирусами, имеют возможность принять вирусные гены и использовать их в своих интересах, – отмечает Голдберг. – Включение нового ДНК в геном – это основной способ эволюции”. 

Другими словами, исчезновение всех вирусов отразится на эволюционном потенциале всей жизни на нашей планете. В том числе и homo sapiens. 

Вирусные элементы составляют около 8% человеческого генома, а геномы млекопитающих в целом приправлены примерно 100 000 остатками генов, когда-то принадлежавших вирусам. 

Код вирусов – это часто неактивная часть ДНК, но иногда он наделяет организм новыми, полезными и даже важными свойствами. 

Например, в 2018 году два коллектива исследователей независимо друг от друга сделали удивительное открытие. Ген вирусного происхождения кодирует белок, играющий ключевую роль в формировании долговременной памяти, передавая информацию между клетками нервной системы. 

Именно древние ретровирусы ответственны за то, что люди способны к живорождению

Однако самый поразительный пример относится к эволюции плаценты млекопитающих и временным рамкам экспрессии генов во время беременности у людей. 

Есть доказательства того, что мы обязаны своей способностью к живорождению частичке генетического кода, взятой у древних ретровирусов, которыми наши дальние предки заразились более 130 млн лет назад. 

Вот что писали авторы того открытия в 2018 году в журнале PLOS Biology: “Очень соблазнительно поспекулировать на тему того, что беременность у людей могла бы протекать совершенно иначе (а то и не существовала бы вообще), если бы наших предков в процессе эволюции не затронули бы многие эпохи ретровирусных пандемий”. 

Специалисты считают, что такие частички генетического кода можно встретить у всех форм многоклеточной жизни. “Вероятно, они несут множество функций, о которых нам ничего не известно”, – подчеркивает Саттл. 

Ученые только-только начали открывать способы, с помощью которых вирусы помогают поддерживать жизнь. В конечном счете, чем больше мы узнаем о всех вирусах (не только о патогенах, возбудителях болезней), тем лучше мы будем оснащены для того, чтобы использовать определенные вирусы в мирных целях и разработать эффективную защиту от других вирусов, которые могут привести к очередной пандемии.

Более того: изучение богатого вирусного многообразия поможет нам более глубоко понять, как работает наша планета, ее экосистемы и организмы.

По словам Саттла, “нам нужно приложить некоторые усилия, чтобы понять, что происходит и что нас ждет – для нашей же пользы”.

> «Полезные пожиратели». Что будет с нами, если все вирусы исчезнут?

Источник: https://golbis.com/pin/pochemu-lyudi-uezzhayut-iz-rodnoy-stranyi-i-vsem-li-horosho-za-granitsey-otkroveniya-emigrantov/

О законе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: