Сражение под прохоровкой. Танковое сражение под Прохоровкой. Великая Отечественная война

Прохоровское сражение – краткая история танковой баталии

Сражение под прохоровкой. Танковое сражение под Прохоровкой. Великая Отечественная война

5 июля 1943 года началось переломное сражение Великой Отечественной войны – битва на Курской дуге.

  Одним из самых известных боевых эпизодов Курской операции  стал масштабный танковый бой, произошедший 12 июля в районе села Прохоровка.

Это столкновение механизированных частей  Красной Армии и фашистской Германии по сей день  считается самым крупным танковым сражением  в истории войн.

Начало  сражения

К лету 1943 года на  фронтах   Великой Отечественной установилось относительное затишье. Советские и немецкие войска накапливали силы и готовились к новой решающей схватке. При этом  гитлеровская Германия, потерпевшая зимой  постыдное поражение под Сталинградом, мечтала о реванше.

  Нанести урон Красной Армии  немецкое командование решило в районе так называемой Курской дуги. Линия фронта в этом районе имела выступ, обращенный на запад и глубоко вдававшийся в позиции немецкой армии.

Такая конфигурация была опасна для наших войск тем, что ударив с двух сторон (с севера и с юга) немцы могли обрубить выступ и взять наши войска в окружение.

Этот прием был излюбленным методом  немецкого генштаба, поэтому  советское командование  предполагало такой замысел противника.  Позже и разведка подтвердила, что главный немецкий удар будет нанесен именно на Курском направлении с помощью двух сходящихся клиньев.

Зная об этих планах советское командование, решило не предпринимать активных наступательных действий,  дождаться вражеского удара, и дать возможность противнику завязнуть в нашей обороне.

К тому времени Курская дуга представляла собой глубокоэшелонированный оборонительный район, оборудованный минными полями, заграждениям, рвами и долговременными укреплениями.

Расчет советского командования был прост: измотав противника в обороне, выбить его основные наступательные силы и уже, затем перейти в контрнаступление.

Несмотря на зимнее поражение под Сталинградом немецкая армия была еще сильна, поэтому руководство не рисковало начинать первыми активными действиями. И как показала практика, эти опасения оказались верными.

 Начав наступление 5 июля, немецким войскам на направлениях главного удара за несколько дней удалось вклиниться в советские боевые порядки на 20-30 километров.

В течение недели наши войска вели упорные  оборонительные бои, выбивая основную силу гитлеровцев. В операции на Курском направлении немцы сделали основную ставку на  свои новые танки: «тигры» и «пантеры».

Их усиленная броня представляла большую проблему  для советской противотанковой  артиллерии.

 И во многом благодаря техническому превосходству новой немецкой бронетехники вражеским войскам удалось добиться временных успехов в боевых действиях.

Особенно сложной  для советских войск оказалась ситуация на южном направлении Курской дуги.  Здесь в районе населенного пункта Прохоровка,  немецким войскам  удалось прорвать нашу оборону на глубину 35 км. Именно с ликвидацией этого опасного прорыва было связано Прохоровское  сражение.

 

Время Прохоровки

Несмотря на то, что официальной датой Прохоровского боя считается 12 июля 1943 года, все больше историков склоняются к мнению, что справедливее  расширить временные рамки этого сражения.

И действительно боевые действия в районе Прохоровки шли с 10 по 16  июля, а 12 июля был только один из эпизодов этого сражения. Один, но, несомненно, самый ожесточенный и  ключевой момент битвы.

Первоначально Прохоровское направление не являлось основным для гитлеровцев. Главный удар наносился в направлении города Обоянь, а вспомогательный  – в 60 км восточнее на город  Короча.

 Прохоровка же находилась примерно посередине между указанными точками.

К 10 июля немецкое командование осознав трудности с продвижением на ранее намеченных направлениях, приняло решение перенацелить наступающую группировку на Прохоровку.

Это решение немецких военачальников не было спонтанным. И поворот от Обояни на восток на Прохоровку заранее  просчитывался немецкими штабистами.

Местность в районе Прохоровки представляла собой природную теснину,  ограниченную с одной стороны рекой Псёл, а с другой –  железной дорогой.

  Именно в это районе, немцы, предварительно заняв выгодные позиции, планировали спровоцировать на себя советский контрудар.

К 11 июля немецкий танковый корпус вышел на рубеж Прохоровки, имея в плане два альтернативных варианта действий:

  • захват населенного пункта и станции;
  • отражение контрудара советских танков.

Очередность выполнения этих задач зависела от конкретной ситуации.  Две танковые дивизии немцев  вели наступательные действия на флангах Прохоровки.   Одна танковая дивизия, находившаяся в центре, готовилась к отражению возможного удара советских танков.

Для ликвидации фашистской группировки в районе Прохоровки советское командование выделило  две гвардейские  армии: 5-ю общевойсковую и 5  танковую.

К исходу дня бронетехника 5-й танковой армии сосредоточилась в районе Прохоровки для нанесения удара по скоплению вражеских танков. Начало наступления было намечено на 8.30 утра.

В составе частей Красной Армии насчитывалось около 800 танков, а на стороне немцев – порядка 400.

Сражение, изначально планировавшееся как наступление советских войск, сразу превратилось во встречной танковый бой.

Наступающие советские танки были контратакованы немецкой бронетехникой, значительную часть которых составляли новейшие «тигры».

  Эти танки благодаря более мощной пушке, могли поражать советские Т-34 на расстоянии  до 2 км.  Советские танкисты такими возможностями не обладали.

Однако уже очень скоро это преимущество врага сошло на нет.  Дистанция между танками сократилось до минимума, и выстрелы порой происходили в упор. Поле боя представляло собой затянутое  дымом непроглядное  пространство.

 В этой кромешной тьме танки порой сталкивались, наезжали друг на друга и переворачивались. Множество танков двигалось хаотично в поисках цели.

 Экипажи подбитых танков как с нашей, так и с немецкой стороны вступали в перестрелку и даже переходили в рукопашную схватку.

Бой длился практически весь день и закончился фактически вничью. Советским частям не удалось отбросить немецкую танковую группировку.

В то же время немецкие войска, потеряв значительную часть бронетехники (около 300 из 400 танков),  вынуждены были отказаться от наступательных замыслов и перейти к обороне.

 Бои в районе Прохоровки продлились еще до 16 июля, но уже не имели прежнего накала. А 17 июля советские войска перешли в наступление, ознаменовав полный перелом в ходе войны.

Память о Прохоровке

В истории России значение боя под Прохоровкой состоит не только в том, что   это величайшее  танковое  сражение  Великой Отечественной.  Это место боя признано Третьим ратным полем России после Куликова и Бородино.

   Десятки тысяч советских воинов сложили свои головы во время боев на Курской дуге.  И многие имена героев этой битвы еще не известны.

Часть архивных данных о тех боях еще не рассекречена, и окончательная точка в истории Прохоровки еще не поставлена.

Источник: https://www.istmira.com/drugoe-vtoraya-mirovaya-voyna/18354-prohorovskoe-srazhenie-kratkaja-istorija-tankovoj-batalii.html

Сражение под Прохоровкой: кульминационный момент обороны Курской дуги

Сражение под прохоровкой. Танковое сражение под Прохоровкой. Великая Отечественная война

Битва у станции Прохоровка 12 июля 1943 года стала важнейшим эпизодом всего оборонительного этапа сражения на Курской дуге. Она считается одним из крупнейших танковых боев Великой Отечественной и Второй мировой войн.

Планы и силы сторон в сражении

Если с планами участников битвы все более-менее ясно, то силы участников Прохоровского сражения до сих пор оцениваются неточно и противоречиво. Это связано как с несовершенством учета, так и с использованием темы сражения в пропагандистских целях.

Два наступления

Особенность сражения под Прохоровкой – встречный характер; обе стороны к моменту боестолкновения вели наступление. В результате стычка стала в некоторой степени неожиданной для обеих сторон, хотя есть основания полагать, что немцы были к ней подготовлены лучше.

Немецкие танковые дивизии СС «Адольф Гитлер», «Мертвая голова» и «Рейх» вышли к Прохоровке еще 10 июля, но приостановили продвижение, желая воспользоваться благоприятной позицией.

Однако в связи с торможением гитлеровского наступления на севере Курской дуги командование приказало немецким танкистам продолжить движение.

Это могло отвлечь внимание советского командования и выровнять положение на севере.

Эсесовские танковые дивизии отличал большой опыт, хорошая выучка и боеспособность. 11 июля 1943 года общий план гитлеровского наступления «Цитадель» теоретически еще мог быть реализован, и немецкое командование не без оснований рассчитывало на то, что части СС сумеют проломить даже глубоко эшелонированную советскую оборону.

Советское командование знало о наличии под Прохоровкой значительных танковых сил, но не их подлинные масштабы.

Поскольку на юге гитлеровцы продвинулись вглубь советских позиций дальше, чем на юге, было принято решение сильным танковым ударом в районе Прохоровки разгромить атакующие силы врага, заставить его отступать, а самим перейти в контрнаступление. Советское командование имело возможность задействовать для этой цели резервы, и сделало это.

>>  Подробное описание операции “Уран”

Силы сторон и их особенности

Некоторые советские источники указывают, что на поле под Прохоровкой одновременно сражались около 1,5 тыс. танков. Это очевидное преувеличение.

Данные советских командующих говорят о том, что в их распоряжении было около 800 танков, но далеко не все они приняли в битве непосредственное участие.

Информация по немецким танкам сильно разнится в разных источниках – от 400 с небольшим до 700 единиц. С этой стороны тоже не все машины участвовали в сражении.

Имеют значение и технические характеристики боевых машин. В составе советской танковой армии было много легких танков Т-70. Имелись и английские машины «Черчилль», про которые сам британский премьер говорил, что у них даже больше недостатков, чем у него.

На долю этих танков приходилось почти половина всех сил СССР под Прохоровкой. Немецкие же части были укомплектованы преимущественно средними танками, а также имели на вооружении несколько десятков новейших тяжелых «Тигров».

«Пантер», также недавно появившихся на Курской дуге, под Прохоровкой не было.

Советские Т-34 (первой модификации), бывшие самой массовой группой в составе советских частей, уступали большинству немецких машин по качеству прицельных приспособлений и дальности стрельбы. На близком расстоянии (менее километра) «тридцатьчетверки» могли вести бой практически с любым немецким танком, но на значительных дистанциях преимущество было на стороне противника.

Ход битвы под Прохоровкой

В описании сражения тоже много разночтений, связанных как с разницей в восприятии, так и с пропагандистскими соображениями. Но историкам известны и неоспоримые факты.

В 8-00 12 июля советский командующий, генерал-лейтенант П.А. Ротмистров отдал приказ начать артиллерийскую подготовку, а через четверть часа – танковое наступление. Но вскоре советские танковые колонны вышли во фланг наступающим колоннам гитлеровцев. Советским танкистам пришлось срочно перестраиваться и менять план сражения.

Советские танки постарались как можно быстрей преодолеть отделяющее их от противника расстояние. Потом некоторыми зарубежными специалистами эти действия были названы «кавалерийской атакой» (с ярко выраженной иронией).

Но у советских танкистов не было иного выхода – им надо было выйти на расстояние выстрела. Немецкие соединения получили поддержку своей артиллерии, и она нанесла наступающим танкам Красной армии значительный урон.

Но все же советские части сумели выйти на «свою» дальность стрельбы и завязать бой на коротких дистанциях.

Столкновение большого количества танков на относительно небольшом участке получилось очень жестоким. Гитлеровцами было предпринято 2 попытки флангового обхода атакующих советских частей, но в обоих случаях своевременная присылка подкреплений сорвала эти замыслы.

Основная часть сражения закончилась к середине дня. Гитлеровские войска вынуждены были отойти, но советские после столь тяжелого сражения не могли их преследовать.

Итоги и значение битвы под Прохоровкой

Фактически в этом сражении обе стороны не достигли желаемого результата. Советское наступление на юге Курской дуги было начато только 17 июля. Масштабы потерь даже вызвали расследование в отношении П.А. Ротмистрова.

>>  «Молодая гвардия»: подвиг по личной инициативе

Но и гитлеровцы не выполнили поставленной задачи – не сумели проломить советскую оборону и выйти в тылы Воронежского фронта.

Мало того, эта битва привела к окончательной утрате ими наступательного потенциала – сил на реализацию плана «Цитадель» более не оставалось.

16-17 июля советские войска на Курской дуге начали массово переходить в наступление – оборонительная фаза сражения заканчивалась.

Битва под Прохоровкой определенно является одним из наиболее массовых танковых сражений Второй мировой (хотя есть основания сомневаться в том, что самым массовым). Хотя исход самого сражения не дал очевидных преимуществ одной из сторон, успех все же следует отнести на счет СССР – ведь в результате на Курской дуге был реализован план советского командования, а не «Цитадель».

Данные по потерям в битве очень различаются в разных источниках. Нет оснований верить тем из них, что заявляют, будто немецкая сторона в этом сражении имела минимальные потери. Потери были столь значительны, что привели к невозможности дальнейшего наступления.

Некоторые очевидцы (жители села Прохоровка и других близлежащих поселков, бывшие в то время детьми и подростками) утверждают, что ¾ оставшихся на поле боя машин были немецкими. Это тоже преувеличение.

Вероятнее всего, потери советской стороны были несколько больше (до 60% всех машин, но большинство – с возможностью ремонта), но и гитлеровские исчислялись сотнями танков.

После сражения под Прохоровкой гитлеровцы уже не делали сколько-нибудь значительных попыток наступления на Курской дуге. На этом основании сражение считается кульминацией оборонительного этапа всей операции.

Источник: http://rrepetitor.ru/war/srazhenie-pod-prohorovkoj-kulminatsionnyj-moment-oborony-kurskoj-dugi/

Танковое сражение под Прохоровкой упоминается во всех учебниках истории. Почему сейчас пишут, что СССР в нем проиграл? — Meduza

Сражение под прохоровкой. Танковое сражение под Прохоровкой. Великая Отечественная война

76 лет назад, 5 августа 1943 года Москва впервые с начала Великой Отечественной войны дала салют, отметив освобождение Орла и Белгорода.

Взятие этих городов ознаменовало победу советской армии в Курской битве (официально закончилась 23 августа, когда советские войска вошли в Харьков). Главным символом Курской битвы в России по традиции считается танковая битва у Прохоровки.

«Медуза» рассказывает, как появился миф о сокрушительной победе Красной Армии в самом крупном танковом сражении.

Почему пишут, что СССР проиграл танковое сражение под Прохоровкой?

С советских времен сражением под Прохоровкой принято считать только бой юго-западнее и западнее станции Прохоровка 12 июля 1943 года, и этот бой был проигран. О поражении советских войск к очередной годовщине этой битвы написала немецкая газета Die Welt, чем вызвала недовольство российских политиков, в том числе министра культуры Владимира Мединского.

Действительно, во времена СССР считалось иначе. Тогда бой называли самым крупным встречным танковым сражением войны, в котором Красная Армия одержала решительную победу. Как мы знаем теперь, именно этот бой 12 июля был самым неудачным за всю Курскую битву — но он до сих пор символизирует собой всю Курскую дугу.

«Отлакированные» воспоминания участников тех событий содержат красочные описания «сквозных атак» и «лобовых столкновений двух стальных гигантов». Как писали в мемуарах военачальники, танки, подобно кавалерийским эскадронам на степных просторах, мчались навстречу друг другу — и, слившись в единое целое, ожесточенно истребляли друг друга.

Однако это всего лишь легенда. Ее придумали и распространяли на протяжении десятков лет с одной лишь целью — скрыть правду о лобовом ударе советских войск, предпринятом без должной разведки и подавления огневых средств противника.

Что на самом деле случилось под Прохоровкой 12 июля 1943 года?

За первые четыре дня наступления на юге Курской дуги, начавшегося 5 июля 1943 года, немецкий танковый клин врезался в советскую оборону на несколько десятков километров.

Железнодорожная станция Прохоровка находилась не на острие удара, а на фланге наступления. 9 июля немцы решили повернуть часть сил в сторону станции, опасаясь, что СССР окружит этот клин ударом с флангов.

Танковый корпус СС начал наступление на Прохоровку 10 июля.

В то же время советское командование решило, что пора перейти в наступление на том же прохоровском направлении; для этого привлекли две армии из резерва. По замыслу советских военачальников, свежие войска должны были рассечь танковый корпус СС и выйти в тыл всей немецкой группировки.

Удар предполагалось начать с выгодных позиций западнее и юго-западнее Прохоровки.

Однако к вечеру 11 июля этот район уже был занят эсесовцами из дивизии «Лейбштандарт Адольф Гитлер», которые вышли прямо на окраины Прохоровки и успели за ночь создать тут крепкую противотанковую оборону.

В итоге советским танкистам пришлось наступать по сильно пересеченной местности прямо на противотанковую артиллерию немцев.

В 8:20 12 июля советские танки пошли в наступление. Их ожидал укрепленный пункт обороны немцев, который удерживался гренадерами дивизии «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Немцы встретили советских танкистов массированным огнем с оборудованных и пристрелянных огневых позиций, чем сразу переломили ситуацию в свою пользу.

Поле в районе атаки — непосредственно после начала боя — покрылось факелами нескольких десятков вспыхнувших советских танков.

Боевое построение двух атакующих танковых корпусов нарушилось, экипажи начали маневрировать, стремясь использовать складки местности, чтобы выйти из-под огня.

Сделать это было сложно: участок маленький, и на нем скопилось значительное число бронетехники, а также поддержавшей танковую атаку артиллерии и пехоты.

Передовые танковые бригады сразу понесли тяжелейшие потери. В обход укрепленной высоты смогли прорваться только 15 танков Т-34 под командованием Петра Иванова — они пробились на пять километров, но были окружены. Это стало самым глубоким вклинением советских войск за весь день 12 июля. 

В первую половину дня, когда наступающие советские танковые корпуса понесли основные потери, никакого встречного танкового сражения не было. Атаки пятой танковой армии под командованием генерала Павла Ротмистрова отражались огнем штатных средств гренадерского полка СС.

Поддерживавшие гренадеров танки полка СС «Лейбштандарта» вели огонь с места как неподвижные огневые точки вместе с артиллерией дивизии.

Двигать 60 танков, которые «Лейбштандарт» имел на тот момент, навстречу 200 несущимся на полном ходу Т-34 и Т-70 необходимости у немцев не было.

Танковые бои начались только во второй половине дня, когда советским танкам удалось выйти на артиллерийские позиции дивизии СС. В тех боях участвовали группы по 30-35 танков с каждой стороны.

После 15:00 советское командование уже не сомневалось, что план контрудара в районе Прохоровки не сработал. Корпус СС не только остановил основные силы ударной группировки, но и начал их теснить. Локальные контратаки немцев постепенно превратились в единое, сильное давление.

Южнее и севернее поля под Прохоровкой наступали еще две дивизии СС — «Дас Райх» и «Мертвая голова». Им удалось за день продвинуться на 3-4,5 километра. Таким образом, корпус СС не только не был рассечен и отброшен, как планировалось, а даже смог выполнить некоторые из задач дня, которые ставились перед ним немецким командованием.

Итоги контрудара, особенно пятой советской танковой армии Ротмистрова, оказались катастрофическими. Свежие армии понесли большие потери, но не смогли кардинально изменить оперативную обстановку, как задумывалось перед контратакой. Немцы удержали почти все позиции.

Как же СССР после этого выиграл Курскую битву?

Если брать шире, сражение под Прохоровкой на большом фронте в несколько десятков километров, состоявшее из череды общевойсковых боев, продолжалось неделю — с 10 по 16 июля.

Красная Армия ценой больших потерь в нем одержала победу, хотя и не разгромила противостоящие ей силы немцев. Немцам в ночь на 15 июля даже удалось окружить южнее станции советский стрелковый корпус, но он вырвался из кольца.

Главную задачу, поставленную им командованием 9 июля, немецкие войска не выполнили — не смогли занять станцию и прорвать тыловую армейскую линию обороны.  

Но и это недельное сражение было лишь завершающей частью двухнедельной обороны на Курской дуге. На юге дуги, где располагалась Прохоровка, немцы сначала имели преимущество, но так и не смогли окончательно прорвать оборону Воронежского фронта. На севере же дуги их наступление провалилось, что к 12 июля стало совершенно очевидно. 

Уже 13 июля Адольф Гитлер решил свернуть всю операцию по захвату Курска и окружению советских войск, хотя наступление на юге — уже без решительных стратегических целей — продолжалось еще несколько дней. 17 июля немцы начали общее отступление.

К 23 июля их войска вернулись на исходные позиции, которые они занимали к началу битвы 5 июля. 3 августа в общее наступление перешли советские войска; в нем участвовали и армии, потерпевшие неудачу 12 июля под Прохоровкой.

5 августа войска Воронежского фронта заняли Белгород, а 23 августа вошли в центр Харькова.

13 июля 1943 года командующие групп армий «Центр» фельдмаршал Гюнтер фон Клюге и «Юг» фельдмаршал Эрих фон Манштейн были вызваны в ставку Гитлера, где тот объявил, что наступление на Курск (операция «Цитадель») сворачивается. 

Стенограмма этого совещания в ставке Гитлера 13 июля не сохранилась, поэтому причины решения Гитлера достоверно неизвестны. 

Манштейн в своих послевоенных мемуарах утверждал, что главным мотивом этого решения была высадка 10 июля 1943 года союзных войск на Сицилии; якобы для Гитлера это событие оказалось важнее, чем восточный фронт, именно поэтому он снял танковый корпус СС от Прохоровки и перебросил его в Италию. 

Имеющиеся сегодня трофейные источники опровергают это утверждение. Действительно, 2 тк СС 19 июля был переброшен от Прохоровки, но не в Италию, а на юг советско-германского фронта, в Донбасс (Миус-фронт).

Затем, в начале августа, две его дивизии вновь вернули в район Белгорода, чтобы они помешали наступлению советских войск (операция «Полководец Румянцев»).

В Италию, и не в середине июля, а в начале августа, отправили лишь одну дивизию 2 ТК СС, без бронетехники и тяжелого вооружения, а также штаб (управление) всего корпуса. Поэтому оснований связывать сворачивание «Цитадели» только лишь с событиями в Сицилии нет.

Главными причинами остановки немецкого наступления стали упорное сопротивление сил Красной Армии на юге Курской дуги и переход ее войск в решительное контрнаступление на севере («Орловская дуга»).

Кто и зачем придумал миф о том, что Красная Армия выиграла сражение под Прохоровкой 12 июля?

Его придумали по горячим следам, чтобы оправдать высокие потери. Командование участвовавшей в сражении 12 июля 5-й гвардейской танковой армии сразу попыталось сгладить негативное впечатление от неудачи 12 июля, создав образ грандиозного сражения, в котором армия якобы разгромила огромную по численности танковую группировку врага.

В отчете армии о боях, направленном в Москву, было указано, что 12 июля в «крупнейшем встречном танковом сражении войны» участвовало 1500 танков (800 советских и 700 немецких). В 1944 году, опираясь на этот документ, Генеральный штаб опубликовал статью с теми же цифрами и трактовками.

После 1945-го все документы Красной Армии за годы войны засекретили, поэтому статья Генштаба, а затем и вышедшие в 1960-м мемуары генерала Павла Ротмистрова стали основой мифа. Миф никак не объяснял, почему немцы пытались наступать еще несколько дней, а отход якобы их разгромленных в танковом сражении под Прохоровкой войск начался только 17 июля.

Самое крупное танковое сражение началось на второй день Великой Отечественной войны — 23 июня — и закончилось 30 июня 1941 года в районе Дубно — Броды — Луцк на Украине. В нем участвовали 3128 советских и 728 немецких танков.

12 июля в районе Прохоровки участвовали с обеих сторон 1001 единица бронетехники.

Два сражения во многом похожи: советская сторона оба раза проводила фронтовые контрудары (Юго-Западного фронта — в 1941 и Воронежского — в 1943 году) с участием крупных танковых группировок. Сражения продлились почти неделю (Прохоровское — семь суток, Дубно — Броды — Луцк — восемь).

В обоих случаях замысел командования Красной Армии реализован не был, а ее соединения понесли очень большие потери. Однако войска Воронежского фронта в 1943 году свои рубежи все-таки удержали, а Юго-западного в 1941-м — нет. 

Миф о победе советских войск жив до сих пор. Когда министр культуры Владимир Мединский отвечал на статью Die Welt для обоснования верной мысли о победе в Курской битве он использовал трактовки и цифры, введенные в оборот советскими историками.

Дмитрий Кузнец при участии ведущего российского исследователя истории Курской битвы Валерия Замулина

Источник: https://meduza.io/feature/2019/08/05/tankovoe-srazhenie-pod-prohorovkoy-upominaetsya-vo-vseh-uchebnikah-istorii-pochemu-seychas-pishut-chto-sssr-v-nem-proigral

Танковое сражение под Прохоровкой 1943

Сражение под прохоровкой. Танковое сражение под Прохоровкой. Великая Отечественная война

12 июля – памятная дата военной истории Отечества. В этот день в 1943 году под Прохоровкой произошло крупнейшее во Второй мировой войне танковое сражение между советской и германской армиями.

Непосредственное командование танковыми соединениями во время сражения осуществляли генерал-лейтенант Павел Ротмистров с советской стороны и группенфюрер СС Пауль Хауссер – с немецкой.

Ни одной из сторон не удалось достичь целей, поставленных на 12 июля: немцам не удалось захватить Прохоровку, прорвать оборону советских войск и выйти на оперативный простор, а советским войскам не удалось окружить группировку противника.

«Безусловно, мы выиграли под Прохоровкой, не позволив противнику прорваться на оперативный простор, заставили его отказаться от своих далеко идущих планов и вынудили отойти в исходное положение.

Наши войска выстояли в четырехдневном ожесточенном сражении, а противник утратил свои наступательные возможности. Но и Воронежский фронт исчерпал свои силы, что не позволило ему сразу же перейти в контрнаступление.

Сложилась, образно говоря, патовая ситуация, когда командование той и другой стороны еще хотят, а войска уже не могут!»

Г.А. Олейников. Прохоровское сражение. СПб, 1998 

ХОД СРАЖЕНИЯ

Если в полосе советского Центрального фронта после начала своего наступления 5 июля 1943 г. немцы не смогли глубоко вклиниться в оборону наших войск, то на южном фасе Курской дуги сложилась критическая обстановка. Здесь в первый день противник ввел в сражение до 700 танков и штурмовых орудий, поддержанных авиацией.

Встретив отпор на обояньском направлении, противник перенес главные усилия на прохоровское направление, пытаясь захватить Курск ударом с юго-востока. Советское командование решило нанести контрудар по вклинившейся вражеской группировке. Воронежских фронт был усилен резервами Ставки (5-й гвардейской танковой и 45-й гвардейской армиями и двумя танковыми корпусами).

12 июля в районе Прохоровки произошло самое крупное танковое сражение 2- мировой войны, в котором с обеих сторон участвовало до 1200 танков и самоходных орудий.

Советские танковые части стремились вести ближний бой («броня к броне»), поскольку дистанция поражения 76 мм орудия Т-34 была не более 800 м, а у остальных танков еще меньше, тогда как 88 мм пушки «Тигров» и «Фердинандов» поражали наши бронемашины с расстояния 2000 м. При сближении наши танкисты несли большие потери.

Обе стороны понесли под Прохоровкой огромные потери. В этом сражении советские войска потеряли 500 танков из 800 (60%). Немцы потеряли 300 танков из 400 (75%). Для них это была катастрофа. Теперь самая мощная ударная группировка немцев была обескровлена. Генерал Г.

Гудериан, в то время генерал-инспектор танковых войск вермахта, писал: «Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время вышли из строя…и уже больше на Восточном фронте не было спокойных дней».

В этот день произошел перелом в развитии оборонительного сражения на южном фасе Курского выступа. Основные силы противника перешли к обороне. 13-15 июля немецкие войска продолжали атаки лишь против частей 5-й гвардейской танковой и 69-й армий южнее Прохоровки.

Максимальное продвижение немецких войск на южном фасе достигло 35 км. 16 июля они начали отход на исходные позиции.

РОТМИСТРОВ: ИЗУМИТЕЛЬНОЕ МУЖЕСТВО

Хочется подчеркнуть, что на всех участках развернувшегося 12 июля грандиозного сражения воины 5-й гвардейской танковой армии проявили изумительное мужество, непоколебимую стойкость, высокое боевое мастерство и массовый героизм, вплоть до самопожертвования.

На 2-й батальон 181-й бригады 18-го танкового корпуса обрушилась большая группа фашистских «тигров». Командир батальона капитан П. А. Скрипкин смело принял удар врага. Он лично одну за другой подбил две вражеские машины. Поймав в перекрестие прицела третий танк, офицер нажал на спуск…

Но в то же мгновение его боевую машину сильно тряхнуло, башня наполнилась дымом, танк загорелся. Механик-водитель старшина А. Николаев и радист А. Зырянов, спасая тяжелораненого комбата, вытащили его из танка и тут увидели, что прямо на них движется «тигр».

Зырянов укрыл капитана в воронке от снаряда, а Николаев и заряжающий Чернов вскочили в свой пылающий танк и пошли на таран, с ходу врезавшись в стальную фашистскую громадину. Они погибли, до конца выполнив свой долг.

Отважно сражались танкисты 29-го танкового корпуса. Батальон 25-й бригады, возглавляемый коммунистом майором Г.А. Мясниковым, уничтожил 3 «тигра», 8 средних танков, 6 самоходных орудий, 15 противотанковых пушек и более 300 фашистских автоматчиков.

Примером для воинов служили решительные действия комбата, командиров рот старших лейтенантов А. Е. Пальчикова и Н. А. Мищенко. В тяжелом бою за село Сторожевое машина, в которой находился А. Е. Пальчиков, была подбита — разрывом снаряда сорвало гусеницу. Члены экипажа выскочили из машины, пытаясь устранить повреждение, но сразу же из кустов их обстреляли вражеские автоматчики.

Воины заняли оборону и отбили несколько атак гитлеровцев. В этом неравном бою пал смертью героя Алексей Егорович Пальчиков, получили тяжелые ранения его товарищи. Лишь механик-водитель кандидат в члены ВКП(б) старшина И. Е. Сафронов, хотя тоже был ранен, мог еще вести огонь. Укрываясь под танком, превозмогая боль, он отбивался от наседавших фашистов, пока не подоспела помощь.

П.А. Ротмистров. Стальная гвардия М., 1984 

Согласно Вашим личным указаниям, с вечера 9 июля 1943 г. беспрерывно нахожусь в войсках Ротмистрова* и Жадова** на прохоровском и южном направлениях.

До сегодняшнего дня включительно противник продолжает на фронте Жадова и Ротмистрова массовые танковые атаки и контратаки против наступающих наших танковых частей…

По наблюдениям за ходом происходящих боев и по показаниям пленных, делаю вывод, что противник, несмотря на огромные потери, как в людских силах, так и особенно в танках и авиации, все же не отказывается от мысли прорваться на Обоянь и далее на Курск, добиваясь этого какой угодно ценой.

Вчера сам лично наблюдал к юго-западу от Прохоровки танковый бой наших 18-го и 29-го корпусов с более чем двумястами танками противника в контратаке. Одновременно в сражении приняли участие сотни орудий и все имеющиеся у нас РСы. В результате все поле боя в течение часа было усеяно горящими немецкими и нашими танками.

В течение двух дней боев 29-й танковый корпус Ротмистрова потерял безвозвратно и временно вышедшими из строя 60% и 18-й корпус — до 30% танков. Потери в 5-м гв. механизированном корпусе незначительны.

Назавтра угроза прорыва танков противника с юга в район Шахово, Авдеевка, Александровка продолжает оставаться реальной. В течение ночи принимаю все меры к тому, чтобы вывести сюда весь 5-й гв. механизированный корпус, 32-ю мотобригаду и четыре полка иптап…

Не исключена здесь и завтра возможность встречного танкового сражения. Всего против Воронежского фронта продолжают действовать не менее одиннадцати танковых дивизий, систематически пополняемых танками.

Опрошенные сегодня пленные показали, что 19-я танковая дивизия на сегодня имеет в строю около 70 танков, дивизия «Рейх» — до 100 танков, хотя последняя после 5 июля 1943 г. уже дважды пополнялась. Донесение задержал в связи с поздним прибытием с фронта.

2 часа 47 мин. 14 июля 1943 г. Из 5-й гвардейской танковой армии.

Великая Отечественная война. Военно-исторические очерки. Кн.2. Перелом. М., 1998.

КРАХ «ЦИТАДЕЛИ»

12 июля 1943 г. наступил новый этап Курской битвы. В этот день перешли в наступление часть сил советских Западного фронта и Брянского фронтов, а 15 июля нанесли удар по врагу войска правого крыла Центрального фронта. 5 августа войска Брянского фронта освободили Орел.

В тот же день войска Степного фронта освободили Белгород. Вечером 5 августа в Москве в честь войск, освободивших эти города, впервые был произведен артиллерийский салют.

В ходе ожесточенных боев войска Степного фронта при содействии Воронежского и Юго-Западного фронтов 23 августа освободили Харьков.

Курская битва была жестокой и беспощадной. Победа в ней досталась советским войскам большой ценой. В этой битве они потеряли 863303 человека, в том числе 254470 безвозвратно. Потери в технике составили: танков и САУ 6064 , орудий и минометов 5244, боевых самолетов 1626.

Что касается потерь вермахта, то сведения о них отрывочны и неполны. В советских работах представлялись расчетные данные, согласно которым в ходе Курской битвы немецкие войска потеряли 500 тыс. человек, 1,5 тыс. танков, 3 тыс. орудий и минометов.

Относительно потерь в самолетах имеются сведения, что только в период оборонительного этапа Курской битвы немецкая сторона потеряла безвозвратно около 400 боевых машин, тогда как советская — около 1000.

Однако в жестоких боях в воздухе погибли многие опытные немецкие асы, воевавшие уже не один год на Восточном фронте, среди них 9 кавалеров «Рыцарских крестов».

Неоспоримо, что крах германской операции «Цитадель» имел далеко идущие последствия, оказал решающее влияние на весь дальнейший ход войны.

Вооруженные силы Германии после Курска вынуждены были перейти к стратегической обороне не только на советско-германском фронте, но и на всех театрах военных действий второй мировой войны.

Их попытка вернуть утраченную в ходе Сталинградской битвы стратегическую инициативу потерпела сокрушительный провал.

(из книги А. Верта «Россия в войне»), август 1943 г.

(…) Освобождение древнего русского города Орла и полная ликвидация Орловского клина, в течение двух лет угрожавшего Москве, было прямым результатом разгрома немецко-фашистских войск под Курском.

На второй неделе августа я смог проехать на автомобиле из Москвы до Тулы, а затем до Орла…

В этих зарослях, через которые теперь шла пыльная дорога из Тулы, на каждом шагу человека подкарауливает смерть. «Minen» (по-немецки), «мины» (по-русски) —читал я на старых и новых дощечках, воткнутых в землю.

Вдали, на холме, под голубым летним небом виднелись руины церквей, остатки домов и одинокие печные трубы. Эти протянувшиеся на многие километры заросли сорняков почти два года были ничейной землей. Руины на холме были развалинами Мценска.

Две старухи и четыре кошки — вот все живые существа, которых советские солдаты нашли там, когда немцы отошли 20 июля. Прежде чем уйти, фашисты взорвали или сожгли все—церкви и здания, крестьянские избы и все остальное.

В середине прошлого века в этом городе жила «Леди Макбет» Лескова и Шостаковича… Созданная немцами «зона пустыни» протянулась теперь от Ржева и Вязьмы до Орла.

Как жил Орел в течение почти двухлетней немецкой оккупации?

Из 114 тыс. населения в городе сейчас осталось только 30 тыс. Многих жителей оккупанты убили.

Многие были повешены на городской площади — на той самой, где теперь похоронен экипаж советского танка, который первым ворвался в Орел, а также генерал Гуртьев — прославленный участник Сталинградской битвы, убитый в то утро, когда советские войска с боем взяли город.

Говорили, что немцы убили 12 тыс. человек и вдвое больше отправили в Германию. Многие тысячи орловцев ушли к партизанам Орловские и Брянские леса, ибо здесь (особенно на Брянщине) был район активных партизанских действий (…)

Верт А. Россия в войне 1941-1945. М., 1967.

*Ротмистров П.А. (1901-1982), Гл. маршал бронетанковых войск (1962). В ходе войны, с февр 1943 г. — командующий 5-й гв. танковой армией. С авг. 1944 г. — командующий бронетанковыми и механизированными войсками Красной армии.

**Жадов А.С. (1901-1977). Генерал армии (1955). С окт 1942 по май 1945 командующий 66-й (с апреля 1943 — 5-я гв.) армией.

Источник: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/tankovoie-srazhieniie-pod-prokhorovkoi

О законе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: